sint-infРеспираторно-синцитиальная инфекция характеризуется поражением респираторного тракта и кратковременной гиперемией его у КРС. В стадах КРС с респираторными заболеваниями ВНА к респираторно-синцитиальному вирусу (РСВ) выявляли чаще (41 %), чем к ПГ-3 (17 %). Вспышки респираторного заболевания КРС моложе 7 лет, вызванные РСВ, отмечались в хозяйствах Швейцарии, Бельгии, Японии и других странах.

Существует два типа синцитиальных вирусов КРС: 1) синцитиальный вирус, тесно связанный с клетками. Отличается серологически от РСВ КРС (BRSV); 2) BRSV выделен в ряде стран при респираторных вспышках болезни среди КРС. Впервые его выделили в 1969 г. в Бельгии Веллманс и Леннен из смывов верхних дыхательных путей больных телят (шт. V 220/69).

Клинические признаки и патологоанатомические изменения. Инфекцию регистрируют в любое время года, но наивысшая заболеваемость отмечается осенью и ранней зимой. Увеличение числа клинически больных животных наблюдают примерно через 30 дней после прибытия в хозяйство новой партии скота, о чем свидетельствует 4-кратный и более подъем титров AT. Симптомы РСБ проявляются слабо и могут быть не замечены. Если болезнь прогрессирует, наблюдают кашель, повышенное слюноотделение, серозное истечение из носа, учащенное дыхание, инфекция может протекать и как острая респираторная болезнь на фоне высокой температуры тела и диагностируется как эмфизема легких или интерстициальная пневмония. Болезнь длится от 3 до 10 дней и, как правило, заканчивается выздоровлением. В большинстве случаев процесс ограничивается повышением температуры, катаром верхних дыхательных путей и серозным ринитом. Тяжелую бронхопневмонию с высокой температурой (до 41,5 °С) наблюдают крайне редко. У молодняка болезнь, как правило, продолжается не более 3—5, у взрослых животных — 8—10 дней. Помимо того, РСВ вызывает пневмонии и аборты. В Великобритании описан падеж телят при острой пневмонии, вызванной РСВ. При гистологическом исследовании респираторных путей у погибших телят обычно выделяют гигантские синцитиальные клетки в бронхиолах, дегенерацию и некроз эпителиальных клеток бронхиол и легочной ткани, явления клеточной инфильтрации.

Респираторно-синцитиальный вирус крупного рогатого скота (РСВ КРС) наиболее часто связан с тяжелыми эпизоотиями PC-инфекции, особенно у телят первого года жизни. В патологии доминирующую роль играют факторы, связанные с иммунитетом. Возбудитель нарушает защитные механизмы респираторного тракта, что способствует вторичному заражению. Считается, что до 90 % бактериальных пневмоний развивается после первоначальной вирусной инфекции. Болезни наиболее подвержены телята 1—5-месячного возраста.

Классическим методом диагностики PC-инфекции у КРС является выделение возбудителя на культуре клеток. Для обнаружения РСВ КРС и специфических антител разработан метод ELISA. Кроме того, для выявления вируса разработана полиме-разная цепная реакция (ПЦР).

В распространении инфекции, по-видимому, важное место занимает прямой контакт, хотя предполагается и аэрозольный путь заражения. PC-инфекция КРС в большинстве регионов является эндемичной, заболеваемость достигает 80—100 %, а смертность — 5—10 %.

Морфология И Химический состав. Геном РСВ достаточно изучен. Вирус содержит 10 генов, которые транскрибируются с образованием 10 мРНК. Определены нуклео-тидные последовательности семи генов (N-P, P-M, M-SH, SH-G, G-F, F-M2 и М2—Z) РСВ КРС (шт. А 51908). Оказалось, что все стартовые последовательности РСВ человека и РСВ КРС совпадают, кроме гена SH, который отличается заменой одного нуклеотида от гена SH ЧРСВ А2 и гена Z, который у РСВ КРС на один нуклеотид короче, чем у ЧРСВ. С помощью монАТ выделена группа А и В с двумя подгруппами в каждой. Вирус отличается от других парамиксовирусов большим количеством идентифицированных структурных белков, порядком генов, присутствием ГА и N, а также диаметром нуклеокапсида (10-12 нм).

В структуре РСВ КРС идентифицировано 9 или 10 полипептидов, два из которых — G и F — гликозилированы и располагаются на поверхности вириона. Аминокислотная последовательность F-белка РСВ КРС (шт. 51908) оказалась гомологичной аминокислотной последовательности (81-99 %) F-белка РСВ человека. У РСВ белок F содержит основную долю эпитопа, индуцирующего ВНА. Белок F состоит из двух сУбъединиц и исполняет функцию слияния, белок G-прикрепительную функцию (Рецепторную). С помощью монАТ в структуре F-белка идентифицируют не менее 4- АГ детерминант, два из которых причастны к слиянию с клеточной мембраной. В белке слияния F РСВ КРС выявлено два АГ-участка, один из которых ответственен за нейтрализацию. Гликопротеины G и F ответственны за индукцию ВНА и образование протективного иммунитета. Внутренние вирионные АГ выявляются соответствующими монАТ. Изучена нуклеотидная последовательность генов неструктурных белков NS 1 и NS 2 РСВ (шт. А51 908). Оказалось, что ген NS 1 имеет длину 524 н, кодирует белок длиной 136 остатков и гомологичен генам NS 1 овечьего и человеческого вируса (подгрупп А и В) соответственно на 82, 67 и 65 % на нуклеотидном уровне и на 89, 69 и 68 % на аминокислотном уровне. Ген NS 2 имеет длину 489 н, кодирует белок из 124 остатков и гомологичен генам NS 2 овечьего и человеческого РСВ на нуклеотидном уровне и на 87, 84 и 84 % на аминокислотном уровне.

Вирус очень нестоек к замораживанию. Два шт. РСВ КРС (Bov и Bov-x) оказались чувствительны к низким значениям рН. При 4 °С он сохраняет активность в течение недели и при -70 °С до 2 месяцев. Температура 56 °С полностью разрушала его инфекционную активность в течение 30 мин. Вирус чувствителен к эфиру, хлороформу, дезоксихолату, трипсину.

Антигенная структура. РСВ не содержит нейраминидазы. Содержит два растворимых КСА—А и В. АГА, кроме того, индуцирует образование ВНА. Вирус также имеет структурный белок слияния — Fo белок. Определена последовательность аминокислот в белке Fo. Своеобразный ключ к расшифровке структурной организации РСВ — использование монАТ. С их помощью было показано, что гликопротеины F имеют решающее значение для формирования защитного иммунитета. Гены, кодирующие гликопротеины и F, клонированы и расшифрована их нуклеотидная последовательность. Выявлены и описаны полипептиды, нуклеотиды и компоненты РСВ, пригодные для изготовления диагностических реагентов — вакцин/против РСИ КРС. Выделенные полипептиды включают в себя короткие полипептиды, связанные с нейтрализующим эпитопом к эпитопам белка слияния РСВ или с нейтрализующими эпито-пами G-белка.

Благодаря применению монАТ были выявлены два подтипа РСВ, которые в антигенном отношении отличаются от подгрупп РСВ человека. Белки NP, М, Р и F, но не G, у РСВ КРС и РСВ человека имеют общие эпитопы. Среди изолятов РСВ КРС наибольшие варианты в мол. м. обнаружены у Р и F белков. Для типирования штаммов РСВ используют метод белкового профиля, основанный на определении электрофоретической подвижности Р-белка (фосфопротеина). Данным методом 75 штаммов разделены на две группы. У вирусов 1 группы, содержащей в качестве прототипа шт. Ланг, наблюдались минимальные вариации в подвижности Р белков. У вируса II группы, содержащей в качестве прототипа шт. СН 18537, Р белки негомогенны по подвижности. Указанные 1 и II группы белков соответствуют А и В подгруппам. Получено 5 монАТ к РСВ КРС, специфичность которых была изучена с помощью имму-ноблотинга и эпитопного анализа. Эти AT специфичны в отношении белка слияния РСВ, который имеет две антигенных участка, один из которых ответствен за нейтрализацию.

Антигенная вариабельность и родство. Установлено АГ-различие между некоторыми штаммами, выделенными от человека и обезьян. Все штаммы РСВ КРС родственны штаммам РСВЧ. Основные АГ-различия между РСВ человека и КРС выявлены в гликопротеине G. Белки слияния этих вирусов гомологичны на 83—84 %. Сыворотки крови морских свинок, привитых субъединицами РСВ человека и КРС, обладают хорошей перекрестной реактивностью и нейтрализует РСВ как человека, так и КРС. Определена генетическая вариабельность 32 изолятов РСВ подгруппы В, выделенных из одного сообщества в Японии за 20 лет — с 1980 по 1999 гг. Два вариабельных региона гена протеина прикрепления (G) были амплифицированы в RT-PCR, и продукты амплификации были прямо секвенированы. Филогенетический анализ нуклео-тидных последовательностей показал семь отдельных линий родства (ЛР). в которых изолированные в течение близких сезонов штаммы были локализованы: однако, изоляты из одного и того же сезона часто разделялись на множество отдельных ЛР. Для недавних изолятов имелась тенденция располагаться на конце каждой Л Р. Такие линейные эволюционные изменения были типично представлены в ЛР, содержащей 9 штаммов, изолированных в течение шести сезонов с 1980 по 1986 гг. Были подтверждены три типа использования стоп-кодонов, и изоляты, локализованные в каждой ЛР, использовали один и тот же стоп-кодом. Полученные данные позволяют предполагать, что коциркулирует множество линий дифференцировки подгруппы В, и каждый штамм может обладать линейным эволюционным генетическим дрейфом, что приводит к повторяющимся эпидемиям в одной и той популяции.

Локализация вируса изучена недостаточно. На 3—6-й день после инфицирования в мазках-отпечатках со слизистой оболочки носа методом ИФ обнаруживают специфический АГ, а при окраске их — гигантские клетки с включениями. РСВ КРС выделяли из конъюнктивально-назальных смывов, в культуре клеток ПЭК. Данных о локализации вируса, вирусемии и вирусовыделении у естественно больных животных нет. Возможно длительное вирусоносительство. Нередко вирус выделяют от новорожденных телят. Из организма больных животных во внешнюю среду вирус выделяется с носовым экссудатом и выдыхаемым воздухом.

Вирус вызывает образование ВНА у человека, обезьян, хорьков, морских свинок и лошадей. ВНА были выявлены с 8-го по 14-й день у телят, свободных от материнских AT. Отмечена линейная корреляция между титрами КСА и ВНА. Сыворотки морских свинок и хорьков проявляют слабую нейтрализующую активность, которая усиливается после добавления к ним комплемента. Однако сыворотки крови лошади достаточно активны и без добавления его. РСИ Может развиться на фоне циркулирующих AT. AT играют защитную роль при наличии их в титрах не ниже 2 lg. Колост-ральные AT к РСВ не предохраняют телят от инфекции. В НА у экспериментально зараженных животных выявляются на 6-й день с максимальным титром на 13—15-й день.

Экспериментальная инфекция. При интраназальном заражении телят РСВ в дозе 7,5-107 БОЕ на 5-й день развивалось слезотечение, истечение из носа, учащенное дыхание, угнетение и лихорадка, а также выраженная ингибиция миграции лейкоцитов периферической крови. Ингибиция достигала максимума к 2—3-му дню после заражения. Мигрирующие клетки представляли собой полиморфноядерные лейкоциты периферической крови, которые чувствительны в реакции задержки миграции. У зараженных интраназально и интратрахеально телят в месячном возрасте через 3—5 дней вирусный АГ выявляли методом ИФ в цитоплазме зараженных клеток трахеи и бронхов, иногда в альвеолярных макрофагах и клетках, а также эпителиальных клетках носовой полости, носоглотки и бронхиол. Развившиеся у зараженных телят бронхиты и трахеиты характеризовались, помимо некроза, гиперплазией эпителиальных клеток, образованием клеточных синцитиев. Значительно реже наблюдали риниты, бронхиолиты и интерстициальную пневмонию. На 30-й день после заражения изменения исчезали. Таким образом, экспериментальная РСИ у телят сопровождается обратимыми изменениями эпителия респираторных путей и усилением фагоцитарной функции макрофагов.

Вирусный АГ выявляли в зараженных клетках бронхиол, вблизи клеточного детрита и просвета протока в эпителии трахеи. При внутрикожном введении появлялась местная реакция гиперчувствительности замедленного типа со второго дня с максимальным утолщением кожи между 2- и 3-м днем после заражения. У зараженных телят РСВ выделяют из слизистой оболочки носа, бронхов и легких. Трудность изоляции его объясняется присутствием секреторных AT. Наиболее чувствительной при изоляции РСВ оказалась культура клеток тестикул бычков. При заражении ягнят референтным шт. Номи и болгарским изолятом Антонова интратрахеально и внутривенно удавалось вызвать клинически выраженное заболевание. Кроме того, экспериментальную инфекцию сравнительно легко воспроизводят на обезьянах (шимпанзе, мартышка), хорьках, норках и морских свинках. Хорошей моделью для изучения РСИ оказались новорожденные хорьки. Вирус можно выделить из трахеи и носовых ходов в течение 7—10 дней. Симптомов болезни не отмечалось, но у хорьков наблюдалось повышение температуры тела. На хорьках удалось провести более 25 пассажей, причем титр вируса достигал 4,7—6,9 lg ИД50. Шт. ММК7, выделенный от коровы при вспышке болезни в Японии в 1968—1969 гг., серийно размножался в мозге однодневных мышей, хотя симптомов болезни у них не наблюдалось. В США выделен вирус (шт. FSJ-1), близкий, но не идентичный РСВ человека. Данный штамм широко распространен среди КРС в США.

Культивирование. РСВ КРС не размножается на КЭ, хорошо репродуцируется в первичных культурах клеток почки, тестикул, легких и селезенки КРС. Вновь изолируемые бычьи штаммы РСВ размножаются только в первичных культурах клеток почки, легких и тестикул эмбриона коров. Вирус обычно выделяют в течение 3—4 пассажей, так как в первых генерациях выраженных ЦПИ Не развивалось. Фибробласты эмбриона человека, обезьян, перевиваемые клетки KB, Hela, BHK-21 не чувствительны к бычьим штаммам РСВ. Последний культивировался в перевиваемых клетках почки КРС, клетках легкого и некоторых органов новорожденных телят. Он также хорошо культивировался в культуре перевиваемых клеток ^слизистой оболочки носа КРС (линия М-57) в однослойной статической культуре и на микроносителях в перевиваемой культуре MDBK, а также диплоидных клеточных культурах щитовидной железы ягненка. Для культивирования РСВ X. Харламбиев и другие использовали перевиваемые линии клеток почек и тестикулов телят, ягнят, хронически инфицированных вирусом лейкоза КРС. Флюоресцирующие клетки впервые становятся заметными в период между 16 и 18 ч и после заражения. Флюоресценция ограничивается цитоплазмой. Максимальный титр вируса 103—104 ТЦД so/мл выявляется на 6—7-й день после заражения. Добавление в питательную среду 2 % сыворотки КРС без специфических AT или 0,1 мг профлавина стимулирует развитие синцитиальных клеток, что способствует обнаружению ЦПД.

Источники и пути передачи инфекции. Источник инфекции — больные животные. Инфекция передается воздушно-капельным путем. Считают, что естественная внутриутробная инфекция поддерживает циркуляцию в стаде РСВ. Нет данных о наличии его в сперме быков-производителей.

Среди КРС клинически болезнь бывает выражена у телят. Особенно чувствителен к нему КРС герефордской породы. В 9 западных штатах США в 42 % случаев с помощью РН обнаружены AT к РСВ у снежных баранов. Для проведения РН использовали шт. Mohanty A 51908, изолированный от КРС. РСВ удается заразить овец и белохвостых оленей. Экспрессированный в бакуловирусной системе очищенный белок нуклеокапсида (N) был использован в непрямом и сэндвич-ELISA для скринирова-ния 499 образцов сывороток КРС на наличие антител к РСВК. Выявленная с помощью непрямого ELISA серопозитивность составляла 46,09 %, в сэндвич-ELISA — 65,33 %. Стада из экзотических животных оказались более чувствительными к инфекции РСВК по сравнению с гибридными. Молодые животные были более уязвимы, чем более старые. Половых различий по этому признаку не обнаружено. Для серомо ниторинга инфекции РСВК предлагается использовать сэндвич-EL1SA как более чувствительный.

Источник: veterinarua.ru